Официальный сайт


О чем говорят метрические книги

О чем говорят метрические книги
Благодаря сохранившимся в архиве метрикам потомственные жители Красного Села могут узнать свою генеалогию со времен Петра Великого. Своими историческими изысканиями делится доктор права Александр Николаевич Верещагин из Москвы, предки которого жили в Красном Селе.

В Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга сохранились метрические книги Троицкой церкви Красного Села. Самая ранняя метрика относится к 1735 году, когда церковь была закончена постройкой, а последняя – к 1918 году, когда все книги было предписано передать из церквей в государственный архив. Благодаря метрикам потомки тогдашних жителей Красного могут узнать свою генеалогию со времен Петра Великого. Можно сказать, красноселам повезло: пропали метрики только за три года. Это очень высокая степень сохранности, потому что в советские годы огромное количество метрик из других мест было утрачено.

Книги делились на три тетради: 1) рождения, 2) браки, 3) смерти. При рождениях записывали имена восприемников (крестных отца и матери), а при бракосочетаниях – поручителей со стороны жениха и невесты.

Поскольку в качестве восприемников и поручителей обычно приглашали близких людей, из метрик можно узнать не только имена своих предков, но и выяснить, с кем они дружили.

Благодаря регулярному пребыванию в Красном гвардейских полков, в метриках нередко попадаются имена знатных особ, включая членов императорской фамилии, в качестве восприемников родившихся в Красном детей. Поэтому красносельские метрики - уникальный документ: на их страницах встречались люди, которые в жизни отстояли друг от друга безмерно далеко. Там как бы на равных располагаются имена крестьян, купцов, князей, графов, генералов и даже императоров. Последние иногда выступали восприемниками детей чиновников, служивших в Красном. Они делали это заочно, через третьих лиц.

Известно также, что кормилицей («молочной матерью») императора Николая Павловича была красносельская крестьянка Ефросиния Ершова. За свои важные услуги она получала пожизненную пенсию, а ее дети – молочные братья и сестры царя - в течение всего царствования Николая допускались во дворец поздравлять его по разным поводам и получали денежные подарки.

Другие Романовы изредка бывали восприемниками и в семьях красносельских крестьян: великий князь Михаил Николаевич, брат Александра II – в семействе Верещагиных (дважды), а его племянник Дмитрий Константинович – в семействе Курылевых (трижды). Встречаются на страницах метрики и другие знаменитые фамилии: Шереметевы, Врангели, Радзивиллы, Багратионы, барон Маннергейм (будущий президент Финляндии, а в то время поручик Кавалергардского полка) и т.д.

Читать метрики непросто: почерк священнослужителей далеко не всегда отличался разборчивостью, встречаются там и ошибки (так, возраст умерших указывался со слов близких, поэтому, скажем, старику 87 лет могли приписать 91 год жизни и т.п.; в ранних метриках встречаются умершие якобы в возрасте 106 и даже 115 лет, что совершенно неправдоподобно). Причина смерти людей старше 60 лет указывалась стандартно: «за старостию». Причина смерти младенцев (а их смертность в те времена была очень высока) указывалась чаще всего так: «колотьём». Понятно, что реальные причины болезни и смерти были самые разные, но установить их при тогдашнем уровне медицины было невозможно.

Как известно, Красное Село состояло из трех слобод: Коломенской, Братошинской и Павловской. Принадлежность к слободе всегда указывалась. Однако этот порядок возник не сразу: до конца 1740-х годов в метрических записях значились просто «дворцовое село Красное» и отдельно «Павловская деревня». Особо указывались мастеровые «бумажной мельницы» (фабрики). Принадлежность к слободам и к фабрике была наследственной. Фабричные мастеровые были причислены к крестьянам лишь в середине 19 века. Количественно доминировала Павловская слобода, где в то время проживало около 40% из почти трехтысячного населения Красного Села. Рост населения рано привел к появлению окрестных деревень: Мухоловой (которая в 18 веке называлась Новой или Овражки), Дудоровы горы (впоследствии - Горская), Михайловки, Николаевки, Константиновки и некоторых других. Все эти деревни наряду с самим селом Красным составляли приход Троицкой церкви. Ее клир, судя по метрикам, состоял в среднем из пяти человек: два священника, два диакона, псаломщик. Работа у них была напряженная: приход был велик, и практически каждый день приходилось отпевать, венчать и крестить. Это, надо полагать, сильно закаляло характер. Троицкая церковь «обслуживала» не только местное население, но и войска гвардии, располагавшиеся в Красном во время летних маневров: здесь отпевали умерших во время маневров солдат и крестили гвардейских детей.

Новорожденным часто давали имя святого, чей праздник отмечался близко ко дню крещения младенца. Поэтому, например, в конце августа рождалось много Александров, а в конце ноября – Николаев. Вообще, набор крестьянских имен был весьма прост и не блещет разнообразием: Василий, Михаил, Иван и т.п. Даже такие имена, как Борис, Глеб или Иосиф, почти не встречаются. Некоторые имена могли входить в моду или выходить из нее: например, в 18 столетии было популярно имя Евдоким, которое впоследствии встречается уже редко, а в конце 19-начале 20 вв. стало популярным имя Ираида, которое совершенно отсутствовало ранее.

Это только первая часть материала, предоставленного редакции Александром Верещагиным. В следующих публикациях речь пойдет о старейших фамилиях Красного Села.


Газета "Новый Красносел" № 413 от 06.02.2016


Дата публикации: 6 февраля 2016
Печать страницы

Март 2021

Предыдущий месяц       Предыдущий год

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4